Невероятная история научной фантастики: Часть шестая


Переводили: Мария Колясникова, Слава Глыбочко

by JEFF VANDERMEER

Значимая роль международной фантастики

Иногда полезно сделать шаг назад, чтобы по-новому взглянуть на бешеный ажиотаж, сопровождающий некую конкретную эпоху. В то время, как Новая волна и феминистические мотивы охватили англо-американскую научную фантастику, весь остальной мир шел своим путем. Этот путь не всегда кардинально отличался от англо-американского, поскольку в таких регионах как Латинская Америка женщинам-писателям обычно приходилось работать в два раза тяжелее, чтобы достичь того же статуса, что и их коллеги-мужчины. Именно поэтому даже в наши дни до сих пор существуют работы женщин-писателей в жанре спекулятивной фантастики, которые были опубликованы в период с 1950-х по 1970-е годы, но на английский переводятся в первый раз. Эти препятствия не следует недооценивать, и в будущем перед составителями антологий стоит задача найти и явить миру удивительные работы, которые сейчас могут быть скрыты от нас.

Фредерик Пол, Джудит Меррил и Деймон Найт, все трое — превосходные писатели, были не менее влиятельными редакторами и особенно преуспели, открывая новые, международные голоса для англоговорящих читателей научной фантастики. Эти и другие так называемые посредники, среди которых был и вездесущий Дэвид Хартвелл, были неравнодушны к международной научной фантастике — как следствие, переводные произведения появлялись всё чаще и чаще, особенно в период 1950-х-1980-х годов. (Однако следует отметить, что во многих случаях переведённые произведения должны были соответствовать представлениям США и Великобритании о возможной маркетинговой ценности).

Термин «международная научная фантастика» может считаться бессмысленным по своей сути, потому что он одновременно придаёт излишней экзотичности и обобщённости тому, что должно быть чётко определено для каждой конкретной страны. Важно понимать, что в ходе своего развития международная фантастика во многом совпадала с англо-американской, например, в развитии Новой волны или усилении влияния феминизма на научную фантастику — несмотря на то, что наша антология ограничена лишь несколькими подобными примерами. Например, в 1960-х годах японская научная фантастика ожила и приобрела необыкновенную энергию, что особенно ярко отразилось в произведениях Ёсио Арамаки и Ясутаки Цуцуи, но также и у многих других талантливых писателей.

Однако всё это было не так очевидно до публикации нескольких антологий и романов советской фантастики издательством Macmillan на английском языке в 1980 году — многие из них активно поддерживались Теодором Старджоном и братьями Стругацкими — российская и украинская научная фантастика в период 1960-х -1970-х переживала эпоху своего расцвета. С 1960 года до середины 1970-х годов был опубликован ряд удивительных и неоднозначных писателей, мало известных на Западе — некоторые из них были заново переведены для этой книги1Как жаль, что на русский антология Вандермееров так и не была переведена.



В качестве примера можно привести роман Валентины Журавлёвой «Астронавт» (1960), которому удалось избежать участи стать рекламой советской космической программы благодаря своей сложной композиции и авторскому стремлению показать всю трагедию катастрофы космической экспедиции. Достаточно плодовитый писатель Дмитрий Биленкин, чьё имя появлялось в нескольких переводах на английский, написал «Пересечение пути», историю экологического контакта, которая по-прежнему уникальна и актуальна сегодня. Можно сказать, что посредством описания инопланетного сообщества он критикует обстановку в стране при коммунистической власти. Возможно, самым нетипичным российским писателем того времени оставался Вадим Шефнер. Его изящная фантастика, со свойственной ей обманчивой лёгкостью, связывающая реальность и вымысел, лучше всего находит отражение в романе «Скромный гений» (1963). Остаётся загадкой, как этот провокационный и глубокомысленный литературный изыск избежал внимания советской цензуры, но читатели по всему миру должны быть рады, что это произошло.

Однако лучшим советским мастером короткого рассказа той эпохи был Север Гансовский, написавший несколько мощных историй. Выбранный нами «День гнева» (1964) обыгрывает сюжетный мотив «Остров доктора Моро» Герберта Уэллса, сохраняя при этом собственную оригинальность. Произведение Гансовского не было таким пророческим, как «Пикник на обочине» Стругацких, который доминировал в английском и американском дискурсе, но его прямолинейность, ясность, насыщенность и утонченность компенсировали это.

Многие примеры латиноамериканской научной фантастики 1960-х и 1970-х годов еще не были переведены на английский язык, поэтому полная картина того периода до сих пор остаётся в тумане. Нам известно, что Борхес и Окампо, как и ещё один крупный аргентинский писатель Анхелика Городишер, всё еще издавали художественную литературу, которая носила характер фантастической. Адольфо Биой Касарес время от времени публиковал научную фантастику, например, «Кальмар выбирает собственные чернила» (1962). Гигант бразильской НФ Андре Карнейро опубликовал свою самую известную историю «Darkness» в 1965 году — работу, которая стоит в одном ряду с лучшей научной фантастикой эпохи. «The IWM 1000» (1995) Алисии Янес-Коссио ещё один замечательный пример латиноамериканской фантастики того периода.

ОКОНЧАНИЕ СЛЕДУЕТ…


ОПУБЛИКОВАНО 22.12.2016 НА ELECTRIC LITERATURE
ОБЛОЖКА: ELECTRIC LITERATURE

 ВКонтакте • Telegram • Яндекс.Дзен • Facebook • Patreon


ПОМОЧЬ ПРОЕКТУ

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сноски   [ + ]

1. Как жаль, что на русский антология Вандермееров так и не была переведена

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *