Рассказ: «Колдун»

Башмаки его ступали по хлипкой грязи, в которую превратилась земля после нескольких дней упорных стараний проливных дождей. Синий плащ его, который не так давно ещё можно было считать чистым эталоном новой моды, сейчас был грязен и помят. Да и сам колдун, мягко говоря, выглядел неважно.

Последняя попытка его заглянуть за завесу миров, чуть было не окончилась катастрофой. Колдуну тогда пришлось в одиночку отбиваться от наплыва нескольких десятков высших демонов. А всему виной какая-то незначительная оплошность в вычислениях! Оплошность, стоившая колдуну своего дома в столице, и места в академии магов. Колдун был изгнан, и отправился обратно в свою деревню.

Люди, которые, было, уже обрадовались тому что, столь грозный сосед покинул их селение, вновь впали под власть страха и ужаса. Но колдуну было всё равно. Ему было объективно плевать, какие там чувства испытывает простая чернь, всё равно они не смогут ничего ему сделать. Пытались уже. И жгли, и камнями закидывали, и святой водой поливали, наконец-то поняли, что всё это бесполезно.

Но собственно колдун никогда не понимал, какого гада им от него надо. Он их трогает? Нет. Может он порчу там наводит на них? Тоже нет. Как-то они заявили ему, что он виноват в том, что зимой им есть нечего. Так он абсолютно справедливо намекнул им на то, что летом нужно было не брагу попивать под гусли, а на зиму запасы готовить. Никто и слушать не стал. Идиоты…

Камень упёрся колдуну в лоб, он поднял свои чёрные глаза вверх, и монотонным грозным голосом начал произносить заклинание, при этом производя руками круговые движения.

— Саватус, инкляридис, дустиш савой!

Камень грузно заурчал, заскрипел, и мгновенно в толще его образовался небольшой проход, по виду напоминавший средних размеров дверь.
Колдун не раздумывая ни минуты, вошёл внутрь, быстрым движением руки скинул со лба капюшон и огляделся.

— Да, — улыбаясь, протянул он, — здесь ничего не изменилось. Всё так же, как и шесть лет назад.

Колдун приблизился к своему рабочему месту — круглому столу с небольшим треугольным отверстием посередине.

— Как же не хочется вновь возвращаться к этому делу, однако магическую энергию нужно откуда-то возместить, выбора нет.

Колдун уселся за свой старый изрезанный магическими знаками стул, и произнёс одно единственное слово:

— Дустар!

Вмиг комнату окутало зеленоватое свечение, раздался резкий хлопок, и перед колдуном возник первый посетитель.

Это была на вид молодая девушка, одета она была в белое, покрытое какими-то зелёными пятнами платье. Лицо было синим, глаза водянисто-зелёные.

Колдун улыбнулся:

— Смею предположить леди, что вы утопленница. Я прав?

Девушка грустно кивнула своей маленькой головкой.

— Да вы правы. Можно я присяду?

— Ох, извините, — спохватился колдун, — простите мне мою бестактность, вы мой первый посетитель за очень большой период времени. Конечно, присаживайтесь.

Девушка аккуратно подвернула под себя платье, дабы оно не помялось, и медленно опустилась в мягкое кресло.

Колдун сцепил пальцы в замок.

— Ну что ж, рассказывайте, что привело вас ко мне?

Девушка глубоко выдохнула, до колдуна долетел запах тины, и он немного поморщился.

— Я очень несчастна, — начала утопленница, — жизнь моя была полна боли и страхов, грустно, что и после смерти ничего не изменилось…

— Извините мне мою бестактность, но я должен спросить, вы сами утонули, или кто-то вам помог?

Девушка подпёрла голову рукой, отчего вид у неё стал ещё более жалкий.

— Сама. Я повесила на шею камень, и спрыгнула с обрыва в омут, что находился на окраине моей деревни.

Колдун кивнул.

«Самоубийца. Будет сложно, но и не с такими справлялись».

Такие мысли пронеслись в голове его, вслух же, он сказал:

— Можете мне поведать причину. Что, так сказать, подтолкнуло вас сделать столь тяжёлый шаг в неизвестное?

— Я была нежеланным ребёнком в своей семье. Родители мои были простыми пахарями, жизнь их была очень тяжела, и хотели они родить себе мальчика, который был бы им верным помощником, и поддержкой в старости. Вместо этого родилась я, хрупкая девочка.

Слёзы потекли по щекам утопленницы, колдун хотел было предложить ей горячего чаю, так как бедняжка явно замёрзла, но она отказалась.

— Делать было нечего, — наконец продолжила девушка, — мне пришлось работать не покладая рук. Ладони мои покрылись мозолями, ноги все были изранены, волосы с самого детства потеряли весь свой блеск, и превратились в паклю мышиного цвета.

— Так, — колдун сегодня не был настроен на сентиментальность, поэтому решил поскорее перейти к сути рассказа, — но вероятно жизнь такая вас устраивала, покуда не случилось что-то выходящее за рамки обыденного.

— Да, — девушка с удивлением посмотрела на колдуна, — но откуда вы знаете?
Колдун рассмеялся.

— Ах, моя дорогая, если б ты только знала, сколько мне в своё время уже пришлось выслушать таких историй, ты бы не задавала столь глупого вопроса.
Утопленница смутилась, но вскоре продолжила свой рассказ.

— Мимо нашей деревни как-то проезжал сын местного барона. Я влюбилась в него с первого взгляда, однако он никакой симпатии ко мне не проявил, и даже наоборот. Когда я попыталась с ним поговорить, он лишь высокомерно глянул на меня, и возвестил что «с нищебродками я не имею никаких дел», бросил мне медный пятак, и уехал из деревни. С тех пор жизнь моя, совсем потеряла смысл, и через месяц я утопилась.

Колдун кивнул.

— История ваша не единична, случаи такие происходят сейчас постоянно. Перейдём к главному, что вы хотите от меня? Наказать этого баронского сынка? Или быть может, убить его? В загробной жизни все равны, от вас здесь он никуда не денется.

Девушка с ужасом взглянула на колдуна.
— Нет, нет, что вы, я просто хочу обрести покой. Вы можете избавить меня от страданий?

Колдун поморщился.

— И только? Никакой мести? Никаких убийств?

— Нет, только покой.

Колдун развёл руками.

— Как пожелаете.

С губ его сорвалось несколько слов, и призрак утопленницы растаял, оставив после себя лишь мокрую лужу на кресле.

Вечер начинался нудно, полчаса выслушивать глупое нытье, для того только чтобы отпустить дух на покой? Как это скучно…

Мановением руки, колдун пригласил своего следующего посетителя. Им оказался высокий стройный мужчина средних лет, одет он был в элегантный серый камзол.

— Здравствуйте уважаемый, — у посетителя был весьма приятный голос, — позволите, я присяду?

Колдун был очарован новоприбывшим, поэтому ответа гость не дождался несколько минут. Наконец колдун спохватился.

— Конечно, присаживайтесь, только не в то кресло, у нас там случился небольшой потоп. В вашем распоряжении вон то кресло у стены.

Гость кивнул и быстро занял указанное ему место.

— Что вас привело ко мне? — Учтиво поинтересовался колдун.

Гость улыбнулся.

— Я – граф, владения мои были широки и обильны, люди любили меня и восхваляли. Но вот, как-то мне не повезло с родственниками. Понимаете, детей родных у меня не было, зато было двое племянников. Незадолго до моей смерти, они прибыли в мой замок, и я думаю, что кто-то из них меня отравил.

Колдун почесал бороду, дело принимало интересный оборот.

— Вы уверены, что вас отравили?

— Абсолютно! Мне стало плохо сразу, как только я отхлебнул своего любимого вина, из бокала. Через день после этого я умер.

— Хорошо. Вы желаете знать, кто именно вас отравил?

— Если вам несложно…

— Конечно, нет!

Пара резких слов слетела с губ колдуна, глаза на миг его стали совершенно красными, но вскоре всё прекратилось.

— Это ваш младший племянник.

Граф со всей силы треснул кулаком по подлокотнику кресла.

— Так я и знал, вот же ж мерзавец!

Покуда гость его был в таком расположении духа, колдун решил не сбрасывать темпа.

— Что мы с ним сделаем, сэр?

— Чего-нибудь очень нехорошее!

— Давайте «случайно» уроним ему на голову камень, который так невзначай оторвётся от крыши вашего замка.

— Отличная идея! — Видя, что колдун вновь собирается читать заклинание, граф поспешил добавить. — И не могли бы вы заодно узнать, как относится ко мне старший племянник?

— Сделаем.

Вновь глаза колдуна окрасились в цвет крови, вновь по комнате прошёлся лёгкий зелёный дым, и так же, как и в прошлый раз всё закончилось очень быстро. Колдун поднял свои тёмные глаза на графа.

— Всё сделано, сэр, скоро на одного человека в царстве мёртвых станет больше. Старший ваш племянник, всегда любил вас, и сейчас глубоко скорбит по поводу вашей смерти.

Граф покрутил седой ус.

— Очень хорошо, он будет мне отличной заменой.

Сказав это, призрак графа поднялся с кресла, и крепко пожал колдуну руку.

— Спасибо вам, отлично сработано.

Колдун ухмыльнулся.

— По-другому не можем. Обращайтесь, если надумаете кому-нибудь ещё отомстить.

— Всенепременно.

Фигура графа растаяла в голубоватой дымке, оставив колдуна одного во мраке тёмной пещеры.

Воспользовавшись моментом пока посетителей не было, колдун быстро сварганил себе крепкий бренди, и одним залпом залил его в глотку. Как раз вовремя, около стола образовалась новая фигура. Ещё до того как она появилась, осязая ауру, колдун уже знал кто перед ним. Морщинистое лицо его расплылось в радостной улыбке.

Это была женщина, рыжие волосы её окаймлял резной ободок, на плечи была накинута немного подгоревшая чёрная мантия.

— Ну, здравствуй, старый, — фамильярно проговорила она, — примешь меня? Или ты только силами графов да царей питаешься?

— Да полноте сестра, конечно приму! Когда ещё представится шанс, поговорить с коллегой по ремеслу.

Ведьма гортанно рассмеялась, изумрудные глаза её грозно блеснули.

— Может, чтобы не утруждать, друг друга лишними разговорами, ты сам скажешь, что со мной произошло, и чего я хочу от тебя?

Колдун поскрёб ногтями затылок, и впал в задумчивость, в коей пробыл, правда, он весьма недолго.

— Ну, значит так. Жила ты себе поживала, лягушек препарировала. Порчу на местных селян наводила, водила дружбу с демонами и демонессами, жгла посевы, и губила скотину…

Ведьма махнула своей костлявой рукой.

— Ну, прямо осыпал меня комплиментами, я аж вся покраснела.

— Ну, так стараюсь, — колдун оскалил все свои тридцать два зуба. — Так вот, занималась ты всеми этими прекрасными делами, как вдруг пришли по душу твою инквизиторы. Схватили они тебя в охапку, натаскали из ближайшего села сена поболее и сожгли тебя к чёртовой матери.

— Ну, колдун — молодец, порадовал. — Ведьма поправила свой ободок, — признавайся, сам догадался, или у тёмных сил спрашивал?

— Всё сам, мать, ты же видела.

— Хорошо у тебя получается.

— Ну, так, не первое столетие уже в этом деле, все камни знаем, и подводные и надводные.

Колдун предложил ведьме бренди, она не отказалась.

— Что будем делать с ними, сестра?

— Ой, ну значит смотри, я пока в пекле жарилась много чего понапридумывала.

Колдун ухмыльнулся.

— Начинай!

— Так вот значит, главного инквизитора, этого жабоподобного хряка, мы зажарим. Дом у него деревянный, небольшое возгорание я думаю, ему не повредит. Дальше, местного судью, мы утопим, неплохо его физиономия будет смотреться на фоне лилий и кувшинок. Констебля значит, этого высушенного сморчка, нужно довести до сумасшествия. Ну и прокурора.

Ведьма коварно захихикала.

— Прокурору, нужно отрубить нос.

Колдун с удивлением посмотрел на ведьму.

— Отрубить нос?

— Ну, пойми милый, он у него ну такоооой длинный.

— Вероятно, он после этого выживет.

— Ой, да и пускай, зато помечен будет нашей меткой до конца жизни.

— Это всё?

— Да.

Снова привычное бормотание, приправленное зеленоватым свечением, окутало пещеру. На этот раз колдун долго читал заклинания, так долго, что ведьма уже от скуки начала своим длинным когтём подскрёбывать подлокотник стула. Но наконец, свечение угасло, и довольный колдун приземлился на свой стул.

Ведьма подпёрла голову руками и заигрывающим взглядом посмотрела на него.

— Ну как, справился?

— Всё как заказывала. Судья утоплен, инквизитор зажарен, констебля свели с ума, а прокурор теперь будет влачить своё жалкое существование без носа.

— Блеск! Знаешь, не хочется мне с тобой расставаться, ну вот совсем не хочется.
Колдун пожал плечами.

— Мне твоё общество тоже приятно, ни бесед утомительных, ни ругани, ни криков, всё чисто и по делу, и самое главное с юмором.

— Ой, ну ладно. — Опёршись о подлокотник кресла, ведьма поднялась. — Заговорила я тебя, работу остановила. Пойду.

— Если чего-нибудь ещё надумаешь — заходи, да и если даже не надумаешь, всё равно заходи. Хоть бренди вместе выпьем.

— Обязательно.

Колдун обнял ведьму на прощание, и силуэт её растаял, оставив после себя лишь лёгкую дымку.

Колдун налил себе ещё бренди, и посмотрел на часы.

— Приму, пожалуй, ещё одного, а потом отдыхать буду.

Хлопок. Свечение. Тёмная фигура ворвалась в покой утлой пещеры, и уселась в кресло. Именно в то, на котором час назад сидела утопленница, и которое до сих пор было мокрым.

Колдун хотел сначала что-то сказать, на сей счёт, но потом, увидев, что гостя его всё устраивает, решил промолчать. Мало ли, у кого какие фетиши.
Гость был мрачен, всю его фигуру покрывал плотный чёрный балахон, лицо было сокрыто капюшоном.

— У вас какая проблема?

Колдун решил поскорее закончить с этим призраком, ибо чувствовал, как от него исходит гнетущая тёмная энергия.

Несколько минут ещё призрак сидел в молчании, потом заговорил. Голос его был хриплым, ломким и очень неприятным.

— В вашу обитель я прибыл сюда, по велению одной интересной мысли, упорно засевшей в моей голове.

— Так-так, — колдун отодвинул подальше бутылку бренди, — я весь во внимании.

— Видите ли, я убийца.

Колдун кивнул.

— Я мог бы догадаться.

— Так вот, — продолжил «чёрный человек», — я убийца, ужасный негодяй. При жизни я убил многих, причём самым что ни на есть зверским образом.
Колдун скривился.

— Если можно, я бы попросил вас опустить подробности.

— Как вам будет угодно.

Капюшон немного приподнялся, и колдун увидел, что гость его улыбается.

— Я убивал людей, радовался этому, но потом меня поймали. Не церемонясь, притянули на плаху, и палач — мерзавец в красном колпаке, лишил меня моей драгоценной головы. Вы хоть представляете как это больно?

— Честно говоря, с трудом.

Гость колдуну совершенно не нравился, он решил поскорее от него отделаться.

— Если перейти к сути, чего вы от меня хотите?

— Понимаете, мне очень надоело находиться в форме этой бестелесной материи. Мне нужна плоть, для того чтобы заниматься своим ремеслом.
Капюшон слетел с головы убийцы, и колдун улицезрел глубокую рану, тянущуюся через всё его лицо.

— Мне нужно тело, чародей, и твоё, как я вижу, вполне подходит.

Резким движением, убийца сорвался с места и бросился на колдуна. Казалось ещё немного, и он настигнет его, дух вольётся в тело, и произойдёт катастрофа. Но этого «немного» как часто случается, не хватило.

Колдун бросил в воздух несколько слов, и треугольник, бережно вырезанный в середине стола, засветился огненно-жёлтым цветом. Убийца в недоумении остановился. Тело его покрылось свечением, и тут же он разорвался на несколько частей. Все свечи в пещере погасли.

— Не люблю я этого! — Выругался колдун. — Мерзкие люди эти убийцы, даже будучи призраками всё равно они пытаются навредить! Но, пожалуй, на сегодня хватит, и так неплохо поработал.

Колдун прихватил с собой новую бутылку бренди, и ещё раз оглянув пещеру, вышел на улицу…

Филипп Краснов


Опубликовано 25.03.2018
Орфография и пунктуация автора сохранена
Обложка: desktop-background

 ВКонтакте • Telegram • Яндекс.Дзен • Facebook • Patreon


ПОМОЧЬ ПРОЕКТУ


Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *