Что стоит за «Очень странными делами»: какие книги вдохновляли создателей сериала


пЕРЕВОД: Лера Огурцова
кОРРЕКЦИЯ, РЕДАКЦИЯ: Марья Наговицына, Маргарита Баранова

by 


Выйдя летом в год киноразочарований для прокатчиков12016 год, сериал «Очень странные дела» произвёл настоящий фурор. И это стало большим достижением, учитывая, что это всего лишь телешоу. Популярные развлекательные передачи редко создают такой ажиотаж вокруг себя.  Помимо высокой оценки критиков, сериал получил средний рейтинг в 9,1 из 10 возможных на портале Internet Movie Database и более чем 100 000 рецензий.

Выражение «моментальная классика» считается заезженным, им часто злоупотребляют, но в данном случае оно более чем уместно. (Для тех, кто ещё не видел «Странных дел» и сомневается, стоит ли продолжать читать, обещаю: спойлеров будет мало, речь пойдет в основном о ключевых темах).

Основная причина, по которой сериал завоевал любовь аудитории — это удивительной глубины погружение в атмосферу 80-х и ностальгия по ним. Об этом уже много было сказано, поскольку реверансы в их сторону слишком очевидны. Братья Даффер едва ли первые кинорежиссёры, пытающиеся урвать кусок славы Стивена Спилберга и Джона Карпентера: помимо очевидного сюжетного сходства с фильмом «Инопланетянин», в подвале, в котором зависают главные герои, висит плакат фильма «Нечто». Тем не менее, никто, кроме них, не смог ранее позаимствовать что-то от обоих кинематографистов сразу и сделать это так здорово.

Однако о литературных оммажах в сериале рецензенты говорят гораздо меньше.  А ведь они лежат совсем на поверхности, взять хотя бы логотип шоу (см. обложку). Если этот шрифт кажется вам знакомым, так и должно быть. Это Benguiat — тот же шрифт, который украшал обложки двух самых знаковых книг 80-х: серии «Выбери себе приключения» и романов Стивена Кинга.

Действительно, смесь из подростковых фэнтези и хоррора для взрослых — жанров, которые каждая из этих книг представляет, — отличный способ создать нужную атмосферу всему сериалу. На самом деле, братья Дафферы просто отправили дизайнерской компании, которая разрабатывала логотип для названия, около 15 различных обложек книг, включая несколько экземпляров Стивена Кинга. Вместо того, чтобы гадать на кофейной гуще, каждый эпизод сразу начинается с заголовка «Глава первая» и так далее. Подобная отсылка к бульварному чтиву 80-ых годов также сделана намеренно.

Нельзя не сказать о влиянии Кинга в частности. «Король ужасов» из штата Мэн упоминается по имени одним из персонажей сериала. А четвёртый эпизод — прошу прощения, «Глава четвёртая» — называется «Тело». Это тонкий намёк на одноимённую повесть Кинга, одно из произведений, влияние которого наиболее очевидно в «Очень странных делах». «Тело» было литературной основой для фильма «Останься со мной» 1986 года, рассказывавшего о дружбе четырёх мальчиков, столкнувшихся с насилием, и неприглядной изнанкой жизни в маленьком городке. «Тело» появляется еще и в книге Кинга «Четыре сезона». (Это одно из четырех произведений, вошедших в цикл «Рита Хейуорт и спасение из Шоушенка», по которым позже был снят еще один классический фильм).

Сам Кинг заявлял: «Смотреть сериал «Очень странные дела» — это всё равно что смотреть лучшие экранизации Стивена Кинга. В самом хорошем смысле слова». Он не ошибается. Если вам нравятся истории о близких друзьях, бок о бок сражающихся со злодеями и сверхъестественными силами, тогда после «Тела» посмотрите «Оно» и «Ловец снов». А если вас интересуют молодые девушки, которые едва могут контролировать свои мощные телекинетические способности, тогда обратите внимание на «Кэрри» и «Воспламеняющую взглядом». Что до историй о болезненном раскрытии секретов маленького городка — попробуйте «Жребий» или «Томминокеров».

Однако помимо упоминания имени Кинга в сериале, отсылок к Говарду Лавкрафту и ещё одному определяющему жанр ужасов в 80-х годах автору, Клайву Баркеру, в интервью с братьями Дафферами трудно найти точные литературные отсылки. Тем не менее, если вы, скажем, просмотрите действительно забавный блог «Слишком много ужасов», вы быстро увидите, что Кинг был далеко не единственным автором 80-х, позаимствовавшим зловещий шрифт Benguiat. Интересно, что сериал «Очень странные дела» выглядит совсем свежим, несмотря на то, что объединяет в себе художественные приёмы, отсылающие к культуре тридцатилетней давности.

Фактически любой достаточно взрослый человек, который 25 лет назад держал в руках эти книги в мягких обложках, должен знать, о чём я говорю. Для меня «Очень странные дела» — это отсылка к нескольким моим любимым вещам из той эпохи, которые, возможно, стоит вспомнить, если вам понравился сериал или если вы по-прежнему с любовью вспоминаете эпоху, свободную от Playstation, когда подростки со скуки брали почитать любую книгу, которая выглядела наиболее привлекательно на стойке в местном магазинчике. (Если жанровая фантастика 80-х годов для вас в новинку, помните, что она может быть довольно зловещей — это был своего рода вызов, еще до того, как сенсационный и сексуальный материал пришел ему на смену).

Первая книга, которую я вспомнил, пока смотрел сериал, была книга «Лето ночи». Дэн Симмонс известен своей эпической научно-фантастической серией «Песни Гипериона», но его также хорошо знают и как автора ужасов. Роман был опубликован в 1991 году, поэтому формально это не «книга из 80-х», но сериал так явно отсылает к ней, что это трудно игнорировать. Вот фрагмент из описания издателя на сайте Amazon:

В маленьком городке Элм-Хейвен, штат Иллинойс, пять двенадцатилетних мальчиков приносят клятвы, которые должны держать всю жизнь. От велосипедных прогулок на закате до потаённых укрытий в лесу, их дни отмечены всеми секретами и тайнами идиллического детства. Но среди заброшенных кукурузных полей их клятвы пройдут безжалостную проверку. Когда долго молчавший звон раздаётся посреди ночи, горожане понимают, что наступил конец их беззаботных дней. Из глубин Старой центральной школы …

С точки зрения писательского таланта, Симмонс опредёленно превосходит уровнем среднего бульварного автора той эпохи, и «Лето ночи» заслуживает того, чтобы его прочитать, пока вы ждёте третий сезон2В оригинале — второго. Статья была написана после окончания первого сезона.

Я не уверен, что экшн-хоррор дотягивает до сформировавшегося жанра, но эта книга — хороший аргумент в его поддержку. Главный герой — ветеран Вьетнама Крис Стайлз, ведущий охоту на сверхъестественное вместе с призраком своего мертвого брата. Он переезжает из города в город, борясь со злом тяжелым оружием. Сражаясь с вампирами, Стайлз заканчивает свой путь в маленьком городе Индианы под названием Ишервуд, но это вполне может быть и Хокинс штата Индиана. Также напоминает «Странные дела» и тот факт, что одна из главных сюжетных линий книги строится на истории об одиннадцатилетнем ребенке, противостоящем местным хулиганам. Здесь Рэмбо переходит в роман «Жребий» и сталкивается с «Пропащими ребятами». Мартиндейл, насколько я знаю, ничего не писал за последние десятилетия, но многие в интернете вспоминают эту книгу с любовью.

Последняя книга, роман 1986 года «Некроскоп», не явная, но всё же отсылка к «Странным делам». Неявная главным образом потому, что автор Брайан Ламли — британец, а действие в основном происходит в Англии и Европе. Нет никакой связи с Америкой, которая становится главным местом действия в «Странных делах». Тем не менее, в пользу сравнения сериала и книги говорит главный герой, подросток-психопат, завербованный для участия в программе борьбы с русскими в ходе Холодной войны. Здесь есть всевозможные экстрасенсы, вампиры и «шпионы», а местами книгу совсем невозможно читать. (Есть совершенно беспричинная сексуальная сцена, которая просто … кошмарна).

Однако «Некроскоп» юмористичен и невероятно изобретателен. Правда, сюжет — чистое безумие. Главный герой оттачивает свои растущие психические силы, чтобы воспользоваться так называемым «континуум Мёбиуса», который позволяет ему путешествовать во времени и пространстве. Если «изнанка» в «Очень странных делах» была частью замысла романа, позвольте мне заверить вас, что побег в межпространственную вселенную был ключевой скрепой для 80-ых годов, а «Некроскоп» в этом смысле странен до предела. «Некроскоп» был первой книгой из длинной серии романов, а Ламли продал миллионы книг.

Конечно, эти три книги — своеобразное отражение ностальгии одного условного читателя. Есть, несомненно, много других книг этого периода, которые можно было бы упомянуть в контексте «Очень странных дел». Но интереснее то, что 1980-е годы были, пожалуй, последним периодом, когда бульварное чтиво занимало такое важное место в литературе. Если «Странные дела» помогают нам вернуться в то время, когда книги о дружбе, борьбе добра и зла и чистом воображении постоянно были в списке бестселлеров, я считаю, для читателей это только к лучшему.


Опубликовано 19.04.2016 на The Federalist
Обложка: The Federalist

 ВКонтакте • Telegram • Яндекс.Дзен • Facebook • Patreon


ПОМОЧЬ ПРОЕКТУ

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сноски   [ + ]

1. 2016 год
2. В оригинале — второго. Статья была написана после окончания первого сезона

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *