Завоевание реальности. Искусство и революция.

Французский писатель Ален Роб-Грийе утверждал, что «все писатели считают себя реалистами». Однако реализм как литературное направление возник только в самом конце XVIII века. Мы не увидим ни в сентиментальном романе, ни в классицистической пьесе взаимодействие героев с окружающей средой, не сможем наблюдать развитие персонажей на протяжении сюжета — это стало возможным только благодаря новому подходу в литературном творчестве, благодаря реализму. Чтобы понять особенности этой литературы, необходимо разобраться в том, что повлияло на писателей XIX века и почему они отказались не только от устаревающей литературы, но и от такого довлеющего над миром искусства титана, как романтизм.

Конец XVIII века стал ключевым и важным переломным этапом в развитии всего человечества. В 1789 году Франция содрогнулась от колоссальной по масштабам волны протестных движений, которую в дальнейшем назвали Великой Французской Революцией. Бунт народа продолжался долгие десять лет и привел к смене государственного управления — в гражданское общество пришло более демократичное понимание власти. Но трагедия революции заключалась в том, что достичь этих результатов можно было и без такого количества крови народа. Именно благодаря осознанию разрушительных последствий революции и возникло одно из основных течений в искусстве XIX века — реализм.

Для начала необходимо понять, в чем состоит отличие таких понятий, как реальность и реализм. Слово «реальность» произошло от позднелатинского «realis», что значит «действительный». Реальность представляет собой то, как на самом деле выглядят окружающие нас вещи. Термин «реализм» в свою очередь произошёл от этого слова. Направление представляет собой течение в искусстве, которое стремится к отображению действительности, какая она есть на самом деле, во всех её тонкостях и нюансах.

В 30-е годы XIX века реализм активно распространяется не только в литературе Франции, но и всей Западной Европы. Первоначально он развивается на основе романтического мировосприятия, но затем постепенно становится отдельным и самодостаточным направлением. Стоит отметить, что многие писатели-реалисты, в частности Стендаль и Оноре де Бальзак, на начальных этапах творчества тяготели к романтизму и только в дальнейшем пришли к реализму.

В отличие от романтизма реализм отказывается от идеализации окружающего мира и героев произведений. Помимо этого, он уходит от фантастических элементов и повышенного интереса к субъективной стороне личности. Если романтизм задавался вопросом «Как?», то реализм хотел вникнуть во все подробности и задавал вопрос «Почему?».

Герой реалистического произведения развивается на страницах произведения, в то время как романтический герой статичен в плане восприятия жизни на протяжении всего текста. В реализме преобладает тенденция к изображению широкого социального фона, на котором протекает жизнь героев. В качестве примера можно привести magnum opus Оноре де Бальзака «Человеческая комедия», который является своеобразной энциклопедией французского общества.

Реализм XIX века принято условно делить на два периода: ранний и зрелый реализм. Ранний период совпадает с началом Великой Французская Революции (1789) и заканчивается в 1848 году, когда по Европе прошла череда массовых восстаний, названных Весна народов. Второй этап, а именно зрелый реализм, приходится на период после Весны народов (1849) и заканчивается в год создания Парижской коммуны, в 1871 году. В этой статье речь пойдёт именно о раннем реализме, о его особенностях и новшествах по сравнению с предыдущими литературными направлениями.


Не успела Великая Французская Революция достичь своего апогея, как литература ответила ей новым направлением — революционным классицизмом. Новой вариации устаревающего искусства так и не суждено было стать чем-то великим. Жизнеспособность революционного классицизма оказалась на чрезвычайно низком уровне, поэтому и просуществовал он лишь до конца XVIII века.

Романтизм, а вслед за ним и реализм, рассматривали классическое искусство как устаревшую парадигму для развития литературы, которая не имеет ничего общего с реальностью. В 1823 году Стендаль издаёт манифест «Расин и Шекспир», который наносит сокрушительный удар по умирающему классицизму и провозглашает верховенство романтизма, который в дальнейшем станет основой для реалистического мировосприятия. Он писал, что классицизм предлагает литературу, которая доставляет наслаждение предыдущим поколениям, но отнюдь не современному человеку, пережившему буржуазную революцию.

Стоит отметить, что первый реалистический текст появился не во время революции, а за пятнадцать лет до её начала. В 1774 году выходит в свет эпистолярный роман Иоганна Вольфганга Гёте «Страдания юного Вертера», который, подобно урагану, пронесся по всей Европе. Венгерский философ Георг Лукач писал, что Гёте «возвестил наступление лучшей эпохи немецкой культуры». Он отметил, что именно благодаря «Вертеру» все узнали о мощи немецкого Просвещения. В своё время этот небольшой роман породил целую волну «вертеровских» самоубийств, захлестнувших не только Германию, но и Францию, что повлекло за собой критику в адрес Гёте за чрезмерно реалистическую манеру письма.

Первые реалистические произведения содержали в себе типичные для романтизма темы, а именно тягу к экзотическим культурам, фантастическим сюжетам и авантюризму. Ранний реализм берёт из романтизма ярких независимых героев и описание бурных эмоций. Ещё одной важной особенностью романтизма является стремление к предельной поляризации персонажей, то есть к строгому разделению на положительных и отрицательных героев.

Симпатию к экзотическим темам хорошо видно в новелле Проспера Мериме «Кармен» (1845), где автор помимо основной сюжетной линии рассказывает о колоритном быте цыган. Юрий Лотман отмечал, что «экзотика, фантастика и мифология Мериме всегда точно приурочены к географическому пространству и неизменно окрашены в отчётливые тона couleur locale»1фр. — местный колорит Мериме показывает нам сильную героиню, которая не желает подчиняться мужчине и пытается обрести независимость, но в итоге терпит поражение. Помимо этого, в новелле присутствуют яркие описания женского тела, которые для начала XIX века казались чрезмерно откровенными:

На ней была очень короткая красная юбка, позволявшая видеть белые шёлковые чулки, довольно дырявые, и хорошенькие туфельки красного сафьяна, привязанные лентами огненного цвета. Она откинула мантилью, чтобы видны были плечи <…> и она шла, поводя бедрами, как молодая кобылица кордовского завода. У меня на родине при виде женщины в таком наряде люди бы крестились.

— Проспер Мериме, «Кармен»

Герой раннего этапа реализма — это деятельный, изобретательный персонаж, который не боится преград на жизненном пути. Схожие образы прослеживались у Байрона, которого по праву считают одним из величайших поэтов эпохи романтизма. Байронические герои настолько повлияли на литературу, что даже новые литературные направления брали их за основу для своих произведений.

Итак, главное отличие реалистического героя от романтического состоит в том, что он развивается на страницах произведения. То есть, его сознание, а также взгляды на некоторые вещи изменяются по ходу развития сюжета. Возьмём, например, роман Бальзака «Отец Горио» (1835). В начале произведения перед нами предстаёт молодой человек по имени Эжен де Растиньяк, который всеми фибрами души желает покорить Париж. Если в начале романа мы видим чистого и даже наивного героя, то в конце произведения писатель показывает, что Растиньяк стал лицемером и избавился от иллюзий на счет величия высшего общества:

Глаза его впились в пространство между Вандомскою колонной и куполом на Доме инвалидов — туда, где жил парижский высший свет, предмет его стремлений. Эжен окинул этот гудевший улей алчным взглядом, как будто предвкушая его мед, и высокомерно произнес:
— А теперь – кто победит: я или ты!

— Оноре де Бальзак, «Отец Горио»

Растиньяк и другие молодые персонажи в произведениях Бальзака вникают «в смысл происходящего» в произведении, который и регулирует их поведение.

Бальзак стремится к панорамному отображению действительности, его произведения представляют собой срез жизни общества в определенный период времени. В том же романе «Отец Горио» Бальзак использует образ пансиона, который является аллюзией на общество и социальные прослойки. Андре Моруа отмечал, что «важнейшая особенность творчества Бальзака состоит в том, что он оставил нам не просто большое число романов, но историю целого общества; действующие лица его произведений — врачи, стряпчие, купцы, ростовщики, светские дамы, куртизанки — переходят из тома в том, и это придаёт осязаемость и достоверность миру, сотворённому Бальзаком». А братья Гонкур писали в своем «Дневнике», что Бальзак — это «великий социальный мыслитель, единственный,  <…> кто сумел увидеть беспорядок, царящий во Франции начиная с 1789 года».

Раннее творчество Гюстава Флобера также относится к начальному этапу реализма, но его главной особенностью является автобиографическая составляющая. При создании первых произведений он «положил все силы ума на изучение своей натуры, её глубин и особенно её пределов». «Флобер всю свою жизнь, — писал Андре Моруа, — стремился к нечеловеческому совершенству».

В новелле «Агонии» из сборника «Мемуары безумца» (1838) мы сталкиваемся не с полноценным законченным произведением, а с фрагментами. Можно сказать, что подобная структура текста является свидетельством несовершенства первого автобиографического опыта писателя. Сам Флобер определял жанр этого произведения как «мысли», как своеобразный романизированный философский трактат. Однако литературоведы утверждают, что в этом произведении из множества  кусочков присутствует «возможность трансформации в сказку, новеллу, сон, видение, как это было в творчестве ранних романтиков», что показывает нам сильное влияние романтической традиции на молодого Флобера.

Склонность к детализированному описанию всех проявлений жизни появилась у Флобера ещё в первых произведениях. В той же новелле «Агонии» мы сталкиваемся с описанием полуразложившегося трупа, который достают из могилы:

Доски из мореного дуба наполовину истлели и от нечаянного удара лопатой треснули. Тут мы увидели человека – человека во всем его отвратительном уродстве. Некоторое время густое испарение мешало видёть отчетливо. Живот его был разъеден, грудь, бедра матово белели. Легко было разглядеть, приблизившись, что это белели черви, жадно пожиравшие тело.

— Гюстав Флобер, «Агонии»

Дальнейшее творчество писателя имеет много общего с произведениями братьев Гонкур, которые вместе с ним «сражались <…> за утверждение реалистического искусства». Но различия Гонкуров и Флобера в подходе к творчеству стали причиной тому, что Гонкуры критиковали его за холодность стиля и «склонность погружаться в далёкое прошлое». Важным моментом является то, что сам Флобер категорически отказывался причислять себя к реалистам. Доказательством может послужить его письмо Жорж Санд от шестого февраля 1876 года. В этом письме мы можем найти такие строки: «…я ненавижу то, что принято называть реализмом, даром, что меня сделали одним из его столпов». Творчество Флобера стало первым шагом в развитии экспериментальной литературы, а затем, как пишет Роб-Грийе, «эволюция становилась всё заметнее». В дальнейшем за Флобером устремились такие писатели как Пруст, Кафка, Джойс, Фолкнер и Беккет. Роб-Грийе в свою очередь пытался воплотить в жизнь одну из главных идей Флобера, а именно «построить из ничего что-то, которое будет держаться само по себе, без какой бы то ни было внешней поддержки» — именно такой подход к литературе мы можем наблюдать в наше время.

Gustave Courbet «Burial at Ornans» (1849)

Продолжая разговор об изображении ярких героев, следует сделать акцент на романе Стендаля «Красное и чёрное». Главный герой произведения, Жюльен Сорель, всеми возможными способами пробирается вверх по социальной лестнице, использует женщин, чтобы занять более выгодную позицию в обществе. Стендаль мастерски описывает безответную любовь госпожи де Реналь, которая любила его даже несмотря на то, что он хотел её убить. В конце произведения Жюльен Сорель осознаёт, насколько низко пал и раскаивается — герой меняется и отказывается от своих идей, которые привели к трагическому финалу. Сцена его похорон насквозь пропитана драматичностью. Стендаль показывает читателю образ возлюбленной Сореля, Матильды де Ла-Моль, которая «положила на маленький мраморный столик прямо перед собой голову Жюльена и целовала её в лоб».

Матильда проводила своего возлюбленного до могилы, которую он сам себе выбрал. Большая процессия священников сопровождала гроб, и, втайне ото всех, одна, в наглухо занавешенной карете, она везла, положив себе на колени, голову человека, которого она так любила.

— Стендаль, «Красное и чёрное»

Симона де Бовуар утверждала, что «Стендаль испытывает “смертельное отвращение к честным женщинам и присущему им лицемерию”». Но она полностью поддерживает Стендаля, так как «к своим легкомысленным занятиям они относятся с той же серьёзностью, какой руководствуются их мужья». Эти женщины «глупые благодаря воспитанию», они «завистливые, тщеславные, болтливые, злые из-за праздного образа жизни, холодные, сухие, претенциозные, вредные». Однако, несмотря на огромное множество подобных персонажей в произведениях Стендаля, он восхваляет тех героинь, у которых в душе скрыт  «дух независимости». Одной из них является госпожа де Реналь, о которой в книге Бовуар «Второй пол» (1949) говорится следующее:

…её отвращение к пошлому окружению выражается в крайней деликатности, чувствительности, уязвимости; ей чуждо лицемерие; она сохранила душевную щедрость, способность сильно чувствовать, в ней живет тяга к счастью; жар от огня, тлеющего у нее внутри, едва проникает наружу, но довольно малейшего дуновения, чтобы пламя охватило ее целиком.

— Симона де Бовуар «Второй пол».

Несмотря на реалистическую манеру письма, сам Стендаль причислял себя к романтикам и, как было сказано ранее, стал теоретиком романтического движения. В статье «Вальтер Скотт и “Принцесса Клевская”» Стендаль крайне негативно отозвался о реалистическом подходе к литературе:

Всякое произведение искусства есть прекрасная ложь; всякий, кто когда-либо писал, отлично знает это. Нет ничего нелепее совета, который дают люди, никогда не писавшие: подражайте природе.

— Стендаль «Вальтер Скотт  и “Принцесса Клевская”»

Jean-Honoré Fragonard «The Stolen Kiss» (1786)

Однако тексты Стендаля ни в коем случае нельзя назвать романтическими. Его Жюльен Сорель очень отличается от героев, описанных в произведениях того же Байрона. Чайльд-Гарольд был всего лишь созерцателем окружающего мира, а Конрад из поэмы «Корсар» (1814) так и остался персонажем с загадочным прошлым и не менее туманным будущим. Стендаль, напротив, подробно расписывает особенности жизни персонажей, вникает в причины и последствия их действий.

В «Этюде о Бейле» (настоящее имя Стендаля — Анри-Мари Бейль) (1840) Бальзак выделил три основные литературные школы начала XIX века: литература идей, литература образов и литературный эклектизм. Литература идей соотносилась с классицизмом, и в неё, по мнению Бальзака, входили Проспер Мериме и Альфред де Мюссе. Литература образов представляет романтическое мировосприятие и к ней относятся не только Виктор Гюго, Шатобриан и Теофиль Готье, но также и Расин — один из трёх столпов классицистического театра. Третью школу, а именно литературный эклектизм, Бальзак соотносит с писателями-реалистами, куда помимо себя относит Жорж Санд, Жермену де Сталь, Вальтера Скотта и Стендаля. Бальзак пишет следующее:

Эта школа <…> изображает мир таковым, какой он есть на самом деле: все его образы и идеи, идеи в образах или образы в идеях, движения и рассуждения.

— Оноре де Бальзак, «Этюд о Бейле»

Венгерский литературный критик Георг (Дьёрдь) Лукач утверждал, что «Бальзак, при всем своем удивительном понимании замысла Стендаля, не мог проникнуть именно в его глубочайшие намерения и попытался навязать Стендалю свой собственный творческий метод». Однако Бальзак всё-таки был значимым писателем для Стендаля и имел на него большое влияние. Андре Моруа утверждал, что «сохранился экземпляр «Пармской обители», в который Стендаль <…> вклеил после каждой страницы чистые листы бумаги для того, чтобы заново переписать всю книгу — не для читателей, а для самого себя». Причиной этому стало не что иное, как бальзаковское «Эссе о Бейле». Сравнивая творчество Бальзака и Стендаля, Моруа писал:

В произведениях Стендаля, без сомнения, больше стиля и больше сверкающей поэзии, но Стендаль раскрывает с помощью персонажей лишь собственный внутренний мир. А Бальзак создал целый мир, и мир этот принадлежит одновременно его эпохе и всем эпохам вообще.

— Андре Моруа, «Литературные портреты. Оноре де Бальзак»

Подводя итоги, следует сказать, что ранний французский реализм стал первым шагом в сторону отображения настоящей жизни со всеми её красотами, уродствами, благодетелями и пороками. Именно благодаря творчеству французских писателей этого периода реалистическая литература стала активно развиваться по всему миру. Если в XIX веке творчество Флобера и Бальзака вызывало бурю негодования, агрессии и обвинений в адрес писателей, то в наше время мы понимаем, что они обновили умирающее искусство. Они освободили его от жестких правил классицизма, развеяли ленивую негу сентиментализма и утихомирили живущий эмоциями романтизм. Нужно понимать, что любое искусство, каким бы великим оно не было, когда-нибудь окажется устаревшим. Одна и та же парадигма не может оставаться актуальной на протяжении всего существования человечества — так, на смену Просвещению пришёл романтизм, а на смену романтизму — реализм. Развитие общества всегда будет сопровождаться отказом от устаревших идей, а на их место воздвигнут новые идеалы и цели. В начале XIX века искусство заложило новый фундамент для дальнейшего развития, однако спустя всего лишь пятьдесят лет ранний реализм будет сокрушен под натиском самого себя. На сцену взойдет зрелый реализм.

Джордж Замза

Продолжение следует…


Список использованных автором источников:

Balsaque, Onore de. Étude sur M. Beyle / La Revue parisienne, 25 septembre, Paris, 1840. Vol. 1, Num. 1 à 3 – p. 273-342.

Furedi, Frank. The Media’s First Moral Panic. / History Today Vol. 65 Issue 11, November 2015.

The Cambridge Dictionary of Philosophy. Second edition / General Editor Robert Audi. Cambridge University Press, New York, – 1001 p. ISBN 978-0-511-07417-2

Бальзак, Оноре де. Гобсек // Повести и рассказы в 2 т. – М.: Государственное издательство художественной литературы, 1960. – Т. 1. – с. 60-120.

Бальзак, Оноре де. Отец Горио // Собр. соч. : в 15 т. – М. : Гослитиздат,
– Т. 3. – С. 5–253.

Бальзак, Оноре де. Шагреневая кожа // Собр. соч. : в 15 т. – М. : Гослитиздат, 1955. – Т. 13. – С. 5–250.

Бондарев А. П. Социальная мифология – конструктивный принцип “Человеческой комедии” Бальзака. Вестник Московского государственного лингвистического университета, n 21 (681), 2013. – c. 35-56.

Васкиневич, Анжелика. А был ли реализм? К проблеме периодизации западноевропейских литератур. Слово.ру: Балтийский акцент, vol. 8, no. 2, 2017. – с. 76-85.

Гёте, Иоган Фольфганг. Страдания юного Вертера. Фауст. / М.: Эксмо, 2014. – 672 с. ISBN 978-5-699-75673-5

Гонкур, Эдмон де, Гонкур Жюль де. Дневник. Записки о литературной жизни. Избранные страницы. В 2 т. – Т.1. – М.: Изд. “Художественная литература”, 1964. – 710 с.

История зарубежной литературы XIX века. / Под ред. Н.А. Соловьевой. М.: Высшая школа, 1991. – 637 с.

Лотман, Юрий. Современность между Западом и Востоком. «Знамя». — М., 1997, № 9.

Лукач, Георг. К истории реализма.

Мериме, Проспер. Кармен

Модина Галина Ивановна. «Агонии» Флобера: тревоги судьбы и смерти // Вестник РГГУ. Серия «История. Филология. Культурология. Востоковедение». 2012. №18 (98). – с. 159-170.

Моруа, Андре. Литературные портреты // Три Дюма. Литературные портреты: Пер. с фр. / Прим. Л. Беспаловой, С. Шлапоберской, С. Зенкина. – М.: Правда, 1986. – с. 441-634.

Роб-Грийе, Ален. От реализма к реальности // Собрание сочинений. Дом свиданий: Романы. Рассказы / Пер. с фр.; Сост. И предисл. О. Акимовой. – СПб.: «Симпозиум», 2000. – с. 481-492. ISBN 5-89091-141-4

Стендаль, Фредерик. Красное и черное : роман / Фредерик Стендаль. Пер. с фр. – Москва : Издательство АСТ, 2015. – 704 с. – (Эксклюзивная классика). ISBN 978-5-17-093200-9

Флобер, Гюстав. Агонии. // Мемуары безумца. [Пер. с фр. Галины Модиной]. – М.: Издательство Текст, 2009. – с. 37-61. ISBN 978-5-7516-0808-8

Флобер, Гюстав. О литературе, искусстве, писательском труде. Письма; Статьи: В 2 т.
Т. 1. М.: Худож. лит., 1984.

Шор, Владимир. Братья Гонкуры и их «Дневник» // де Гонкур, Эдмон, де Гонкур Жюль. Дневник. Записки о литературной жизни. Избранные страницы. В 2 т. – Т.1. – М.: Изд. “Художественная литература”, 1964. – с. 3-31.


16.03.2018
Обложка и иллюстрации: Wikipedia

 ВКонтакте • Telegram • Яндекс.Дзен • Facebook • Patreon


ПОМОЧЬ ПРОЕКТУ


Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сноски   [ + ]

1. фр. — местный колорит

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *