Эдгар Аллан По: на грани жизни и сна. Часть вторая

Проза

Некоторые  из  рассказов По  отличаются  почти идеальной  художественной формой — они стали уникальными  маяками в пространстве рассказа.

Г. Ф. Лавкрафт

Эдгар По подготовил почву для развития огромного количества литературных направлений, среди которых детективная и психологическая повесть, хоррор, приключенческая литература и научная фантастика. Его творчество относится к зрелому американскому романтизму, который, вопреки европейскому собрату, больше тяготел к мрачности и трагизму. Европейская литература эпохи романтизма была сосредоточена на воспевании главного героя, который живет наперекор существующему мировому порядку.  Американская романтическая традиция, напротив, базируется на идеях Просвещения, тяготеет к рационализму и логике. Главное отличие прозы Эдгара По в том, что его стиль приближен  к журналистскому отображению вещей и стремится к суггестивности, то есть к внушению той или иной эмоции. Ярким примером суггестии в творчестве По является небольшой рассказ «Овальный портрет» (1842), в котором описывается трагическая история, связанная с портретом прекрасной девушки. Считается, что именно это произведение стало основой для романа Оскара Уайльда «Портрет Дориана Грея» (1891).

Известные французские писатели и теоретики литературы братья Гонкур в 1856 году написали в своем «Дневнике» (1851-1896), что рассказы По — это «литература ХХ века, аналитическая литература, интересующаяся происходящим в голове больше, чем в сердце». Шарль Бодлер замечал, что Эдгар По «пишет нервами и даже, вероятно, чем-то, что превыше нервов».

Эдгар По представляет нам духовный мир среднестатистического американца середины девятнадцатого века, тяготеющего ко всему таинственному и пугающему. В то время были очень популярны дешевые буклеты с бульварными ужасами, на что Эдгар По и начал ориентироваться в своем творчестве. Он тонко улавливал веяния моды и писал великолепные по форме и содержанию повести и арабески, тем самым показывая, что даже из самых низких, как принято считать, жанров литературы можно сотворить нечто великое.

Одна черта, которая, по мнению Фёдора Достоевского, отличает Эдгара По от других писателей — это сила воображения. Достоевский писал следующее:

Не то чтобы он превосходил во­ображением других писателей; но в его способности воображения есть такая особенность, какой мы не встречали ни у кого: это си­ла подробностей, которая способна убедить читателя в возмож­ности события, даже когда оно или почти совсем невозможно или еще никогда не случалось на свете.

В плане приключенческой литературы Эдгар По совершил невероятный прорыв. Чего только стоит его новелла «История с воздушным шаром» (1844), где он описывает путешествие на воздушном шаре через Атлантический океан. Произведение было настолько серьёзно принято публикой, что на некоторое время весь город только и обсуждал прорыв человечества в воздухоплавании, который на самом деле был лишь фантазией писателя.

Эдгар По повлиял на одного из основоположников приключенческой литературы, британского автора Роберта Л. Стивенсона, который, в свою очередь, писал об Эдгаре По следующее:

… читатель не должен быть удивлен тем, что критика в адрес По в большинстве своем крайне негативная, и в связи с этим он [читатель] скорее породит очередные придирки, а не разберется в уже существующих сомнениях на счет писателя. <…> У его двери всю жизнь стоял голод, поэтому им полностью завладела жажда того, что сегодня мы называем сенсационностью в литературе.

Схожим по сюжету с «Историей о воздушном шаре» является рассказ «Необыкновенное приключение некоего Ганса Пфааля» (1835), в котором рассказывается о гениальном изобретении одного роттердамского жителя. Уникальность этого рассказа заключается в сочетании элементов приключенческой литературы и научной фантастики, что было в новинку для тогдашнего читателя. Центральным элементом сюжета является письмо, которое получил бургомистр Роттердама от неизвестного карлика, и гласившее о том, что некий господин Пфааль сумел построить воздушный шар. Он умудрился наполнить свой летательный аппарат неизвестным науке газом, благодаря чему шар смог оторваться от поверхности земли. С помощью своего изобретения он достиг Луны и встретился с жителями спутника нашей планеты. Ирония произведения в том, что в конце письма Пфааль предлагает поделиться с астрономическим обществом полученной информацией о «лунатиках», но только если ему простят убийство трёх кредиторов.

Детективная составляющая произведений Эдгара По стала большим толчком для развития детективной литературы как жанра. Последователем таланта автора называл себя даже Артур Конан Дойл. В письме Роберту Л. Стивенсону он говорил, что «Шерлок Холмс — это внебрачный ребёнок Джо Белла и месье Дюпена Эдгара По». На званом ужине в честь столетия «Authors Society» Дойл даже воскликнул: «Где была детективная история до того момента, когда По вдохнул в неё жизнь?»

Помимо этого он писал, что Эдгар По «был отцом детективного рассказа и очертил его границы с такой полнотой», что после него крайне трудно создать что-то новое. По его словам, «писатели вынуждены идти узкой тропой, постоянно различая следы прошедшего перед ними Эдгара По».

Наиболее известным детективным рассказом писателя является «Золотой жук» (1843). Особенность этого произведения проявилась благодаря умелому использованию По своего знания криптографии (зашифровывания текстов) для создания увлекательного сюжета. Как было сказано в первой части статьи, Эдгар По умело ориентировался в модных тенденциях с целью сделать свои произведения более востребованными — криптография как раз захватила умы публики, и это дало Эдгару По пространство для написания интересного — не только для себя, но и для широкого круга читателей — произведения. Он увлекательно и доступно рассказывает о том, как главный герой, Уильям Легран, путём логических выводов расшифровывает таинственное послание легендарного капитана Кидда. Именно этот рассказ послужил основой для дальнейшего развития детективной литературы, а главный герой стал одним из прототипов фигуры Шерлока Холмса, который, как и Легран, использовал дедукцию для раскрытия преступлений.

Мистическое содержание многих новелл Эдгара По стало ключевым в развитии современной литературы и кинематографа. «Страшные рассказы» писателя стали сенсацией в своё время, что повлекло за собой интерес публики к данному жанру и дальнейшее развитие литературы ужасов. Российский и советский литературовед Владимир Фриче писал:

Мрачная фантастика, постепенно исчезавшая из европейской литературы, вспыхнула ещё раз оригинально и ярко в «Страшных рассказах» По — то был эпилог романтизма.

Он стал «крёстным отцом» множества авторов литературы ужасов. Стивен Кинг отмечал, что По «был не просто писателем мистической саспенс-литературы. Он был первым». О значимости мистической составляющей в творчестве писателя также говорил Говард Лавкрафт — второй после Эдгара По литератор, задавший тон для развития хоррора и ставший классическим примером использования ужасного в литературе. В качестве примера использования темы ужаса в творчестве Эдгара По стоит упомянуть рассказ «Чёрный кот» (1843). Произведение рассказывает о запойном алкоголике, который в приступе бешенства вырезает у своего кота глазное яблоко, а потом вешает его на дереве в саду. В дальнейшем он находит похожего кота, а приступы ярости возвращаются с ещё большей силой, что приводит к трагическому финалу всей его жизни. В этом рассказе Эдгар По умело изображает психику человека с помутнённым сознанием и показывает читателю душевные метания героя от крайности к крайности, от раскаяния в содеянном к упоению совершённым убийством.

Слава По была волнообразной и, помимо этого, в среде «продвинутой интеллигенции» стало модным занижать его значение и влияние; однако  зрелому и понимающему критику невозможно отрицать громадную ценность его творчества и невероятную силу его разума, ставшего первопроходцем во многих литературных направлениях.

— Говард Лавкрафт. «Сверхъестественный ужас в литературе»


Поэзия

 Поэзия Эдгара По занимает одно из самых важных мест в мировой литературе. Используя разнообразие внутренних рифм, По открыл уникальный подход к созданию поэтических произведений, обеспечивший его стихотворениям особую мелодику. Именно в фигуре Эдгара По видели своего наставника и предтечу декаденты и символисты, чьими стараниями мировая поэзия заиграла новыми красками.

Шарль Бодлер одним из первых европейских литераторов оценил его творчество, в то время как у себя на родине Эдгар По оставался почти неизвестным для широкого круга читателей. Именно благодаря Бодлеру Франция узнала о невероятном таланте Эдгара По не только как поэта, но и как писателя. В России почитателями творчества были символисты Константин Бальмонт и Валерий Брюсов, которые также переводили его поэзию на русский язык.

На раннее творчество Эдгара По повлияли такие поэты, как Джон Мильтон, Александр Поуп, но прежде всего, Уильям Шекспир и Альфред Теннисон, которого он, согласно Бальмонту, «называл величайшим поэтом из когда-либо живших». Однако позже он стал буквально одержим Джорджем Байроном, который стал для него идеалом не только поэта, но и человека. «Байронические герои» стали великолепными образамина которые равнялся Эдгар По. Он видел в английском поэте романтический образ бунтаря, утверждавшего, что мир вокруг рушится в пропасть с оглушительным треском, и который пал, сражаясь за идею.

Наибольшее влияние на Эдгара По оказал скорее всего, байроновский образ Чайльд-Гарольда из поэмы «Паломничество Чайльд-Гарольда» (1812-18), который созерцает мир и рефлексирует, но ничего не делает для достижения своих целей. В то же время мы видим и образ Конрада из поэмы «Корсар» (1814) — герои Эдгара По тоже часто не имеют предыстории, их прошлое очень туманное и загадочное.

Байрон был богат, у него был титул лорда, а завершали его образ невероятная харизма, красота и стремление сделать мир лучше. Об Эдгаре По такого не скажешь: он не был красив, у него не было денег, да и частые депрессии не особо помогали в жизни. Единственное, что у него было — это неиссякаемое воображение и могучий талант. О его подражании Байрону Константин Бальмонт писал следующее:

…Байрон жил в Англии и в Европе, где уж много сотен лет была готовая литературная аудитория, а не в Америке, где общество состояло, да и теперь состоит главным образом из искателей доллара и учредителей деловых предприятий, и где умственная грубость и художественная тупость — господствующий факт.

С 1810-х годов Просвещение начало уступать романтизму, и в европейскую литературу ворвались такие деятели искусства, как Перси Биши Шелли и Джон Китс, а «Озёрная школа» в лицах Уильяма Вордсворта, Сэмюеля Кольриджа и Роберта Саути заняла главенствующее место в поэтическом мире. Американское искусство с некоторым опозданием перенимало новые идеи, и американский романтизм смешался с еще не ушедшими идеями Просвещения, что дало развитие аналитическому подходу и журнализму в литературе.

Первый поэтический сборник Эдгар По издал, когда ему было всего восемнадцать лет. В сборник «”Тамерлан” и другие стихотворения» (1827) вошли семь стихотворений и одна поэма. При отборе произведений для него он категорически отказался включать тексты, в которых подражал известным поэтам. Помимо этого он очень кртически подходил к своему творчеству и включал в сборник лишь удачные, по его мнению, произведения. Главное произведение сборника, «Тамерлан», представляет собой отголосок вышеупомянутого «байронического героя» и с первой строки показывает читателю, что перед ним находится яркий пример романтической литературы.

Драматизм поэм Эдгара По заключается в непримиримом противостоянии человеческого сознания и окружающего мира. Однако иррациональность среды, в которую помещён герой, дополняется иррациональностью его самого, что указывает на нераздельность человека и мира. Главные особенности его поэзии заключаются в сложной мелодике, многогранности рифм и частом использовании аллитерации, то есть для него характерно преобладание лирического аспекта. В качестве примера возьмем первые четыре строки из поэмы «Линор» (1849).

Ah broken is the golden bowl! the spirit flown forever!

Let the bell toll! – a saintly soul floats on the Stygian river;

And, Guy De Vere, hast thou no tear? – weep now or never more!

See! on yon drear and rigid bier low lies thy love, Lenore!

Если посмотреть внимательнее, то можно увидеть не только рифму в конце строк, но также и «внутреннюю» рифму, которая делит каждую строку пополам. Помимо этого схожие по звучанию слова встречаются в смежных строках и придают произведению особую мелодичность, увидеть которую можно и в переводах:

Ах, златой сосуд разбит! Дух ввысь улетает навек!

Колокол уже звенит! И душу мчит поток Стигийских рек.

О, Ги де Вир, скорбит ли сир? – рыдай сейчас, милорд!

Гляди! Там гроб почил, среди могил любовь твоя – Линор!

 Перевод: Джордж Замза

 

Расколот золотой сосуд, и даль душе открыта!

Лишь тело тут, а дух несут, несут струи Коцита.

А! Ги де Вир! рыдай теперь, теперь иль никогда!

Твоя Линор смежила взор, – в гробу, и навсегда!

Перевод: Валерий Брюсов

 

Наиболее известным поэтическим произведением автора является поэма «Ворон» (1845), которая прославила его не только в США, но и во всем мире. Валерий Брюсов отмечал следующее:

«Ворон» — не только импрессионистическая лирическая поэма, но и создание глубокой мысли, в котором обдумано буквально каждое слово.

 Это произведение Эдгар По посвятил Элизабет Барретт Браунинг, известной английской поэтессе Викторианской эпохи. Поэма Барретт «Смотрины Леди Джеральдин» настолько поразила По, что он заимствовал у нее сложный ритм, чтобы показать восхищение произведением поэтессы. Прочитав «Ворона», Барретт отметила следующее:

«Ворон» стал сенсацией в Англии, он вызвал «волну кошмара». Одни мои друзья очарованы его ужасом, другие же — его музыкальностью, но очарованы абсолютно все.

Профессор университета Беркли Джоан Гроссман писала, что это произведение привлекало символистов благодаря атмосфере тайны, символическому образу ворона и языку полунамёков. Помимо этого «Ворона» отличала «музыка слова, которая достигалась ритмом, звуковыми эффектами и рефреном». Поэзия Эдгара По в большинстве случаев представляет собой трагическую лирику с мотивами траура и безысходности. Образ похоронной процессии и мёртвой возлюбленной красной нитью идет через все поэтическое наследие По, что мы можем увидеть в таких поэмах, как «Ворон», «Улялюм» и «Аннабель Ли».

В этом произведении Эдгар По также называет умершую девушку Линор. Это имя он заимствовал из известной баллады Готфрида Бюргера «Ленора» (1773), которая, наравне с романом Горацио Уолпола «Замок Отранто» (1764), является классикой готической литературы.

Стоит сказать, что несмотря на целую бурю восторга, в адрес автора «Ворона» также посыпалось множество критических замечаний. С газетных страниц его обвиняли в плагиате, однако неадекватные попытки унизить и очернить автора ни к чему не привели. Помимо этого существует мнение, что сам автор забавы ради писал под вымышленными именами разгромные отзывы на свою поэму.

Ниже приведены переводы первой строфы поэмы «Ворон», выполненные Константином Бальмонтом и Валерием Брюсовым:

Как-то в полночь, в час угрюмый, полный тягостною думой,

Над старинными томами я склонялся в полусне,

Грезам странным отдавался, вдруг неясный звук раздался,

Будто кто-то постучался — постучался в дверь ко мне.

«Это верно», прошептал я, «гость в полночной тишине,

Гость стучится в дверь ко мне.

Перевод: Константин Бальмонт

 

Как-то в полночь, в час унылый, я вникал, устав, без силы,

Меж томов старинных, в строки рассужденья одного

По отвергнутой науке, и расслышал смутно звуки,

Вдруг у двери словно стуки, – стук у входа моего.

«Это – гость, – пробормотал я, – там, у входа моего.

Гость, – и больше ничего!

 Перевод: Валерий Брюсов

Несмотря на множество положительных отзывов о поэтическом таланте Эдгара По, его творчество также подвергалось и критике, которую высказывали одни из самых почитаемых литераторов. Фёдор Достоевский, например, не видел в поэзии По чего-то интересного, а тем более — гениального. Ссылаясь на сравнение его поэтического таланта с творчеством Гофмана, он отмечал, что «Гофман неизмеримо выше По как поэт». Тут можно предполагать, что Достоевский не имел возможности ознакомиться с оригинальными текстами произведений Эдгара По. Он мог судить произведения поэта только по переводам, которые не способны стилистически и лингвистически точно передать произведение.

Писатель Олдос Хаксли также раскритиковал поэтические произведения Эдгара По, в частности поэму «Улялюм» (1847). В статье «Вульгарность в литературе» (1967) он писал следующее:

Наиболее чувствительному и высокодуховному человеку мы бы с трудом простили, предположим, ношение брильянтовых колец на каждом пальце. По делает то же самое в своей поэзии.

Особенности поэзии Эдгара По, которые являются наиболее значимыми для мировой поэзии, Олдос Хаксли называет переигрыванием. В данном контексте стоит упомянуть американского эссеиста, поэта и философа Ральфа Уолдо Эмерсона. Однажды он отозвался о писателе: «О, да это же тот рифмоплёт!» («Oh, you mean the jingle-man!»), что указывает на снисходительное отношение к стилевым особенностям поэзии Эдгара По.

Помимо поэмы «Ворон», Эдгар По известен и благодаря произведению «Эльдорадо» (1849). Особенность поэмы в том, что автор использует многогранность значений слова shadow’, которое в каждой строфе произведения имеет особый смысл и рифмуется исключительно со словом Eldorado‘.

Рассмотрим каждый из четырех моментов употребления этого слова в поэме:

In sunshine and in shadow” – «под солнцем и в тени»;

And o’er his heart a shadow” – «тенью легла на сердце; омрачила сердце»;

He met a piligrim shadow” – «он встретил тень / призрак пилигрима»;

Down the Valley of the Shadow” – «к Долине Теней / Долине Мертвых».

То есть, несмотря на использование одинаковой рифмы (shadow’ – ‘Eldorado’), мы видим, что слово shadowимеет особое семантическое значение в каждом из случаев. Помимо этого ритм произведения очень близок к военному маршу, что очень подходит для трагической истории о странствующем рыцаре.

Именно благодаря мрачной тематике своих поэтических произведений Эдгар По стал известен еще при жизни. Тёмные и драматические события прекрасно дополнялись удивительной мелодикой его произведений. Ниже вы можете ознакомиться с некоторыми отрывками из переводов:

«Он на коне,

В стальной броне;

В лучах и тенях Ада,

Песнь на устах,

В днях и годах

Искал он Эль-Дорадо.

 

И стал он сед,

От долгих лет,

На сердце – тени Ада.

Искал года,

Но нет следа

Страны той – Эль-Дорадо».

Перевод: Валерий Брюсов

 

«Латы вдали –

Рыцарь в пути.

В жаркие дни и прохладу

Скачет вперёд,

Песню поёт –

В долгом пути к Эльдорадо.

 

Рыцарь, что смел,

Он постарел –

Сердце покрыла прохлада.

Духом он пал,

Ведь не сыскал

Города как Эльдорадо».

Перевод: Джордж Замза

В заключение стоит отметить, что Эдгар По стал не просто классиком мировой литературы, но и признанным мастером множества литературных направлений, в которые именно он и вдохнул жизнь. Без него не существовало бы ни современного хоррора, ни научной фантастики, и даже детективная литература обязана ему своим подъёмом. Именно благодаря ему мы можем видеть на полках книжных магазинов таких авторов, как Стивен Кинг, Артур Конан Дойл, Говард Лавкрафт и Роберт Льюис Стивенсон. Его поэзия стала новым этапом в погоне за единством смысла и формы, а её особая мелодичность вознесла Эдгара По в пантеон величайших поэтов. Обидно лишь то, что ценить гениев начинают лишь после их смерти.

Джордж Замза


Список использованных автором источников:

de Goncourt, Edmond. de Goncourt Jules. Journal des Goncourt: mémoires de la vie littéraire.

Halliburton, David. Edgar Allen Poe: A Phenomenological View. Princeton University Press, Princeton, New Jersey. – 1973. – 438 p.

Hockensmith, Steve. Evermore: the Enduring Influence of Edgar Allan Poe.

Howells W. D. Literary Friends and Acquaintances, 1859.

Huxley, Aldous. Vulgarity in Literature // Regan, Robert. Poe: A Collection of Critical Essays. — Englewood Cliffs, NJ: Prentice-Hall, 1967.

Lovecraft, Howard Phillips. Edgar Allan Poe // Supernatural Horror in Literature.

Robert Louis Stevenson. [Review of] The Works of Edgar Allan Poe. // The Works of Robert Louis Stevenson.

Scott, Walter. On the Supernatural in Fictitious Composition; and particularly on the works of Ernest Theodore William Hoffmann // Foreign Quarterly Review vol. 1, no. 1 (1827) -60-98.

Бальмонт, Константин. Очерк жизни Эдгара По. – 1911.

Гроссман, Джоан Д. Эдгар По в России. Легенда и литературное влияние. СПб.: Академический проект, 1998. — 198 с. — (Современная западная русистика, т. 16)

Достоевский Ф. М. Предисловие к публикации «Три рассказа Эдгара Поэ» (1861) // Статьи о русской литературе. Выписки и замечания. – М.-Берлин. Директ-Медиа, 2015. – С.11 – 13.

Заблудовский М. По, Эдгар // Литературная энциклопедия. 1929-1939.

Ковалев Ю. В. Эдгар По. Новеллист и поэт. – Л.: Худ. Литература, 1984. – 298 с.

Маттисен Ф. О. Эдгар Аллен По // Литературная История Соединенных Штатов Америки. Т1. Под ред. Р. Спиллера, У. Торпа, Т. Н. Джонсона, Г. С. Кэнби. – М., «Прогресс», 1977. – С. 383 – 409.

Овсянников М. Ф. Эстетика американского романтизма.

Разумова Нина Евгеньевна, Коноваленко Анастасия Геннадьевна. Валерий Брюсов переводчик баллад Эдгара По (статья вторая) // Вестн. Том. гос. ун-та. 2007. №300-1.

Симс, Майкл. Артур и Шерлок: Конан Дойл и создание Холмса / Майкл Симс. – Москва : Эксмо, 2018 – 384 с. – (Биография великого человека).

Танасейчук А.Б. Эдгар По: Сумрачный гений. Серия: Жизнь замечательных людей. Издательство Молодая гвардия, Москва, 2015. – 436 с.

Зверев Л. М. Эдгар Аллен По // Литературная История Соединенных Штатов Америки. Т1. Под ред. Р. Спиллера, У. Торпа, Т. Н. Джонсона, Г. С. Кэнби. – М., «Прогресс», 1977. – С. 383 – 409.


01.02.2018
ОБЛОЖКА ВЫПОЛНЕНА И ПРЕДОСТАВЛЕНА АВТОРОМ СТАТЬИ

 ВКонтакте • Telegram • Яндекс.Дзен • Facebook • Patreon


ПОМОЧЬ ПРОЕКТУ

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *