Дело о смерти автора. Введение

Писательство — это то нейтральное, цельное пространство, где нет места нашей субъективности; чёрно-белое пространство, где теряется любая идентичность, а в первую очередь — физическая самоидентификация.Ролан Барт, «Смерть Автора»
Классический литературный анализ часто использует биографический подход для изучения литературы. Однако постмодернистские литературоведы, среди которых особняком стоит Ролан Барт, отмечают, что использование данного подхода при анализе текста абсолютно недопустимо. Барт утверждает, что искать автора в современном тексте — занятие бесполезное, так как его там попросту нет. Несмотря на такой радикальный взгляд на природу творчества, мы можем дать ему отпор и доказать совершенно обратное.

Идея имперсонального письма терзала умы литераторов ещё с начала ХХ века. Писатели и поэты стремились создать в своих произведениях отдельный мир, который мог бы существовать без взаимодействия с автором и наполнялся содержанием только благодаря осмыслению читателем. Ролан Барт пишет о том, что биографический метод Сент-Бёва не может применяться к современным текстам, но эта идея с треском разбивается о скалы реальности.

Барт делает вывод, что выискивать завуалированный образ автора в каждом герое произведения — пустая трата времени, ведь он не может создавать всех персонажей по своему образу и подобию. Однако следует понимать, что любой персонаж в каждом литературном произведении создан автором, он им осмыслен, что и даёт герою право на существование. Самоидентификация персонажа происходит благодаря писателю, но никак не из-за того, что герой решил жить «своей жизнью». Смысловая составляющая персонажа является отображением взглядов автора, его рефлексией по отношению к окружающему и внутреннему миру. Даже если автор изображает персонажа сквозь призму идей кого-либо другого, то в любом случае он использует как основу исключительно своё понимание тех или иных идей. То есть литературный персонаж a priori является порождением сознания автора, олицетворяет субъективный взгляд на ту или иную тему, идею или черту характера и поэтому может рассматриваться как своеобразный осколок личности создателя.

Несмотря на слова Барта, огромное количество современных писателей говорит о том, что тексты рождаются не сами по себе, а имеют автобиографические мотивы и основаны на личных переживаниях. В качестве примера стоит привести слова Марио Варгаса Льосы, который утверждает, что «корень любой истории – жизненный опыт человека, её сочиняющего, то есть жизненный опыт и есть источник, питающий вымысел». Согласно его словам, повествователь произведения часто рассматривается как точная копия автора, что не является правильным подходом к анализу текста. С этими словами нет смысла спорить, так как чрезмерные попытки соотнесения автора с его текстом, попытки ориентироваться исключительно на физическую составляющую автора приведут лишь к искажённой трактовке текста. Но в то же время Льоса утверждает следующее:

[…] даже в плодах самой необузданной фантазии, можно отыскать отправную точку, сокровенное зернышко, неразрывно связанное с совокупным опытом человека, их сотворившего.Марио Варгас Льоса, «Письма молодому романисту»

Именно таковым является адекватный взгляд на анализ литературного произведения, так как текст может быть лишён автора только в том случае, когда был написан без участия осмыслившего его сознания. Даже если текст был создан не человеком, а машиной, то в любом случае при его написании были использованы логические алгоритмы, которые являются ничем иным, как логикой. Единственной особенностью «машинного» письма является возможность проследить логические связи, в то время как в случае с анализом «человеческого» текста, можно делать лишь предположения по поводу написанного, которые могут базироваться исключительно на биографии и мировоззрении автора.

Ролан Барт критикует тех исследователей, которые тяготеют к «объяснению работы, используя образ человека, создавшего её». Он утверждает, что процесс создания любого текста лежит в пространстве за пределами сознания, «где нет места нашей идентичности». Однако его концепция лишена понимания творческого процесса. Писатель не в состоянии воспроизвести какой-либо образ без конструирования этого образа в своем сознании.  Барт отвергает идеи Сент-Бёва и выступает против биографической интерпретации текста, однако необходимо понимать, что автор не может воспроизводить идеи, которые не были осмыслены его сознанием. В качестве подтверждения этих слов стоит привести высказывание Иммануила Канта:

[…] для нас невозможны никакие знания, никакая связь и единство их без того единства сознания, которое предшествует всем данным созерцаний и лишь в отношении к которому возможно всякое представление о предметах.Иммануил Кант, «Критика чистого разума»

То есть, не имея представления о вещи, мы не можем воспроизвести её образ не то что в процессе творчества, но и в своём сознании. Даже если автор придумал тот или иной образ, а затем наполнил его смысловой составляющей, то в любом случае этот объект или субъект подвергся процессу осмысления. То же происходит и с персонажами литературного произведения — даже если персонаж не имеет продуманного внешнего вида, жизненной философии и прочих личных характеристик, то он существует не сам по себе, а благодаря автору.

Барт утверждает, что если литературный герой лишён «создателя», который был его прототипом, то и о самом авторе нечего говорить. Он пишет о том, что это уже не писатель, а скриптор, который «несёт в себе не страсти, настроения, чувства или впечатления, а только такой необъятный словарь, из которого он черпает свое письмо, не знающее остановки».

[…] если бы он [скриптор] захотел выразить себя, ему всё равно стоит знать, что внутреннее «естество», которое он намерен «воссоздать», есть не что иное, как уже готовый словарь.Ролан Барт, «Смерть Автора»

Необходимо отметить, что этот «необъятный словарь» как раз и является главным инструментом для осмысления действительности. Именно благодаря базе знаний человек формирует своё восприятие мира и способен воспринимать ту или иную вещь под сугубо личным углом. Каждый автор видит мир по-разному – два человека не могут иметь абсолютно идентичное мнение на один и тот же вопрос. Еще в XVII веке Бенедикт Спиноза утверждал следующее:

[…] после того, как люди начали образовывать общие идеи и создавать образцовые представления […] и предпочитать одни образцы вещей другим, то каждый стал называть совершённым то, что ему казалось согласным с общей идеей, образованной для такого рода вещей […].Бенедикт Спиноза, «Этика»

То есть даже когда два человека руководствуются одними и теми же принципами при решении той или иной задачи, их выводы a priori будут отличаться, так как механизм решения задачи — это сугубо индивидуальный процесс. Именно поэтому каждый писатель создает текст, согласно своим идеям, жизненной философии, а также, что немаловажно, под влиянием окружающей среды, а имеющиеся знания становятся основой для формирования самоидентификации и образа мышления.

Джордж Замза

Продолжение следует…



ИСТОЧНИКИ:

Льоса, Марио Варгас. Письма молодому романисту / Пер. с исп. Н. Богомоловой. – М.: КоЛибри, 2006. – 272 с.

Кант, Иммануил. Критика чистого разума // Сочинения. В 8-ми т. – Т. 3. – М.: Чоро, 1994. – 741 с.

Спиноза, Бенедикт. Этика / Пер. с лат. Я. М. Боровского, Н. А. Иванцова. – СПб.: Азбука, Азбука-Аттикус, 2013. – 352 с.

Barthes, Roland. The Death of the Author // Image, Music, Text / Selected and translated by Stephen Heath. – L.: Fontana Press, 1975.  – pp. 142-148.


03.07.2018
Обложка: Джордж Замза

 ВКонтакте • Telegram • Яндекс.Дзен • Facebook • Patreon


ПОМОЧЬ ПРОЕКТУ

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *